Responsive image

Энергия в соматической психотерапии

Андреас Веховски

 

Речь на 1-м Голландском Симпозиуме по телесно-ориентированной психотерапии (Дриенберген, 1998)

 

Введение

     Понятию «энергия»  в соматической терапии придается особое значение. Согласно райхианскому принципу функциональной идентичности и противоположности, энергия[1] понимается как первичный источник сомы и психики.  Таким образом, райхианская терапия подчеркивает важность работы с энергией, как функциональной основой нашего бытия. Однако в недавних дискуссиях, ведущихся известными психотерапевтами, такими как PeterGeissler  и GeorgeDowning, был поднят вопрос об отказе от так называемой энергетической терапии[2]. Американский профессор MarkWoodhouse называет конфликт между теми, кто следует энергетической парадигме и теми, кто ее отвергает, «войной парадигм».

     В этом конфликте на карту поставлено многое. Это касается не только нашего способа работы с клиентами, но также и нашей научной и политической репутации и признания. Другими словами, ответ на вопрос о том, как мы рассматриваем энергию в нашей работе, может быть решающим в соперничестве между телесно-психотерапевтическими школами за достижение общественного признания. Если часть школ пытается получить это признание, отвергая энергетическую парадигму, то другим направлениям, которые ее все еще поддерживают, получить такое признание гораздо труднее. Вопрос о роли энергии в соматической психотерапии, первоначально рассматриваемой как объединяющее реальности сомы и психики основание, может стать вопросом, разбивающим направление телесной психотерапии на два политических лагеря [3]. Поэтому важно рассмотреть некоторые вопросы, которые помогут кое-что прояснить в неразберихе существующих дискуссий. С самого начала необходимо выделить два вопроса. Первый касается определения понятия энергии и ее природы, другой - способа применения энергии в практической работе. Сначала я рассмотрю вопрос нашего понимания и определения энергии.

1.     Энергия в естественных науках.

     В естественных науках различают конвенциональные (общепринятые) и неконвенциональные энергии. Конвенциональными энергиями в физике признаны четыре силы: энергия гравитации, электромагнитная, слабая и сильная ядерные энергии. Ведется много дискуссий об объединяющих полях, из которых эти четыре силы происходят, о неконвенциональных энергиях, о моделях мульти-пространственности (существования энергий вне пространственно-временной реальности).

     В биологии и биохимии описывают конвенциональные энергии, относящиеся к метаболическим процессам в органических телах, к биоэлектричеству и биофотонной радиации (электромагнитной радиации в биологических материях). Как и в физике, в биологии также ведутся дискуссии о неконвенциональных энергиях, существующих вне электромагнитной радиации, и о неэнергетических информационных полях, таких как морфогенетические поля Шелдрейка. Все эти гипотезы, как в физике, так и в биологии, остаются пока за пределами общепринятых реальностей. Оргонная энергия попадает в эти последние категории неконвенциональной энергии, так как  понимается, как энергия, существующая вне электромагнетизма.

     Очевидно, что диспуты об энергии не касаются конвенциональных энергий физики и биологии, ибо каждый согласен с их существованием. Баталии разворачиваются относительно существования и природы неконвенциональных энергий. Так как эта тема еще находится в процессе обсуждения, просто утверждать о них, как о существующих, научно опасно, если не сказать наивно. Научная вероятность теряет силу, если не позаботиться о том, чтобы отличать гипотезы или даже веру от доказанной реальности.

Для научного понимания важно тщательно отличать причины от эффектов. Так, исследования целительства доказывают существование неконвенциональных эффектов, которые не могут быть объяснены конвенциональнымипричинами. Поэтому необходимо искать новые объяснения, проводить новые исследования неконвенциональной реальности, но легко ошибиться, если поспешно утверждать об открытии неконвенциональной энергии для объяснения необычных эффектов. В настоящее время имеется много задокументированных исследований и доказательств биологических и медицинских эффектов действия оргонной энергии. Однако саму эту энергию определить математически и физически точно пока не удается. Попросту говоря, да, надо признать, что-то необычное происходит. Есть измерения необычных эффектов, но еще очень трудно говорить о причинах этих эффектов. Мы может доказать, что что-то происходит (в связи с этими эффектами), но мы действительно пока не понимаем причинную природу. Имея измеренные энергетические эффекты, мы не знаем, что является их причиной: неконвенциональная энергия и/или некоторая форма информации или сознания.

     Недавно эти вопросы серьезно обсуждались LarryDossey и MarkWoodhouse в американском журнале “Network”. Dossey, известный своими книгами о сознании и целительстве, утверждает, что неконвенциональные тонкие энергии не могут быть определены в терминах естественных наук, что разговор об энергиях в целительстве носит метафорический характер. Я думаю, эта точка зрения также верна для использования слова «энергия» в телесной психотерапии. Интересно, что Райх критиковал Фрейда за его метафорическое, а не научно обоснованное, использование понятия «энергия». Райх первым обосновал понимание «либидо», отнеся его к вегетативным процессам автономной нервной системы, а позже углубил свое понимание первичной энергии, которую назвал «оргон». И хотя оргонная энергия характеризуется некоторыми свойствами и качествами, она все еще не может быть определена и измерена в терминах естественных наук. Из-за этой сложности мы иногда используем слово «энергия» не на уровне вегетативного понимания, а метафорически.

     Dossey пишет также о том, что многие говорят об энергии, как о  чем-то, что передается при исцелении на расстоянии. Но, однако, не очевидно, что какая-либо энергия вообще передаваема. Эффекты лечения на расстоянии (по Dossey) гораздо более схожи с определенным характером воздействия сознания и фокусированным намерением. Передается информация. Следовательно, считает автор, в качестве первичной основы явлений надо рассматривать не энергию, а сознание. Это мнение созвучно идеям других ученых, считающих основой существования не энергию, а информационные поля.

     Mark Woodhouse, который в этих дебатах является оппонентом Dossey, выступает против “выплескивания ребенка вместе с водой”. Он утверждает, что даже если мы пока не можем доказать существования тонких энергий с помощью конвенциональной науки и не можем дать описание исцеляющей энергии, древние традиции, работающие с chi и prana,как и интерсубъективные подтверждения тонких энергий в описаниях ясновидящих, дают некоторое доказательство их существования. Woodhouse, следовательно, предлагает рассматривать энергию и сознание как два аспекта друг друга, «никогда не существующие один отдельно от другого»,  так что единство энергии и сознания - это и есть «единственный, вероятно неделимый, универсальный «источник».

     Более того, именно эти тонкие энергии являются недостающим связующим звеном между преднамеренным разумом и физическим телом и функционируют как “двусторонне направленная лента транспортера, передающая влияние материи на разум и намерения разума  -  материи” (цит. по Ken Wilber). Это взаимное влияние сознания и энергии является, как я покажу далее, ключевым пунктом в соматической психотерапии.

     Подводя итоги вышеизложенному, мы можем сказать, что об энергии в соматической терапии можно говорить, по крайней мере, на трех уровнях:

1.     конвенциональный уровень вегетативной энергии, относящийся в основном к вегетативной нервной системе;

2.     уровень биофотонной радиации, функционирующей со скоростью света; этот уровень является регулирующей коммуникационной системой внутри и между биологическими телами;

3.     уровень тонких энергий, включающий оргонную энергию, свойства которой находятся на данный момент за пределами понимания известных физических сил.

     Ключевые термины, описывающие процессы уровня вегетативной энергии: возбуждение, пробуждение и заряд, а также взаимосвязанные ритмы потребления и высвобождения, накопления заряда и разрядки. Ключевые термины, связанные с уровнем биофотонной радиации - вибрации, частота, сохранение свойств, особенно макромолекул, таких как DNA (ДНК), согласованность и упорядоченность. Ключевые термины, используемые при описании оргонной энергии - пульсация, люминация (свечение), аккумуляция энергии, способность к построению структур и самоорганизации.

     Есть причина, по которой я дифференцирую эти термины и уровни, хотя, между этими, естественно, существует много общего. Часто говорят, что фрейдовское понимание энергии было механистичным и гидравлическим по природе. Это означает, что накопленный заряд требует высвобождения, в противном случае он создает напряжение, которое выражается в тревоге и неврозе. Райх в своей вегетотерапии показал, как это напряжение выражается в хронических паттернах мышечной брони, физиологических коррелятах невроза. Такое понимание дало толчок рождению терапевтических стратегий освобождения и катарсиса, принятых в классической биоэнергетике и некоторых других райхианских терапиях. Тем не менее, концепция «оргона» постепенно отходила от механического понимания энергии к реальности здорового накопления и сохранения энергии, к реальности высших уровней люминации и пульсации с потенциально высокими уровнями упорядоченности и согласованности. Поэтому от напряжения уже стало не обязательно избавляться, ведь оно может быть творчески адаптировано к высоким уровням интенсивности возбуждения. Такой творческий подход к напряжению был развит KurtGoldstein в его организмической теории самореализации, фундаментальном подходе гуманистической психотерапии. Недавно биолог Mae-WanHo  подчеркнул важность сохранения энергии в комбинации с энергетическим потоком. Те же мысли подтверждаются исследованиями паттернов мозговых волн: состояния сверхвозбуждения  высокой степени упорядоченности являются основой для измененных состояний сознания или состояний сознания, которые функционируют за пределами нормального опыта.

     Другими словами, если мы хотим получить доступ к метанормальным и трансперсональным стадиям развития и более обобщенным (не-индивидуальным) стадиям сознания, нам необходимо понимание их энергетических оснований. Эти основания - не просто некоторое количество энергии, а количество энергии в сочетании со свободным потоком и высокой степенью упорядоченности и согласованности. Вышесказанное предполагает альтернативное направление работы с энергией вместо старого, сосредоточенного на катарсисе, и указывает на возможность интеграции энергетических принципов работы с зарядом и формативных принципов работы с прогрессивным упорядочиванием структур внутри личности.

2.     Энергия в социальных системах.

     Критики энергетической парадигмы подчеркивают, что энергетическая работа в телесной психотерапии ограничивается рассмотрением интраперсональных процессов внутри личности и оставляет без внимания интерперсональные процессы отношений, включая перенос и контрперенос. Для большей части телесных психотерапевтических практик это действительно так, но это связано с редукционизмом не самой парадигмы, а ее применения. Критиковать саму энергетическую парадигму и раскачивать маятник в другую сторону, т.е. фокусироваться на отношениях без учета энергетической работы - это только замена одного редукционизма другим, снова разделение энергии и контакта, на этот раз в пользу последнего. Такой взгляд на вещи не может не поражать, так как райховские концепции определенно включают в себя вопросы отношений. Идеи Райха о наложении энергетических потоков (оргонотонических систем) и концепция пульсации к, против и от контакта дают ключ к пониманию энергетических функций, осуществляемых  внутри отношений. Кроме того, концепция вегетативного резонанса описывает энергетическую основу «настройки» на клиента, а концепция вегетативной идентификации - энергетическую основу процессов, подобных проективной идентификации и эмпатии. К сожалению, эти идеи мало понимаются и развиваются внутри соматической психотерапии. Д. Боаделла в биосинтезе всегда учил принципу, что грамм контакта более важен, чем килограмм энергии. Но, руководствуясь этим принципом, нельзя исключать важность энергетической работы.

     Нам действительно нужно усовершенствовать наши концепции, ибо процессы отношений и энергетические процессы всегда взаимосвязаны, так как являются одновременными аспектами общего процесса. Как мы можем рассматривать отношения без понимания их энергетических составляющих, и как можно рассматривать энергетические результаты без понимания контекста отношений? Отделение этих аспектов отражает старую культуральную  двойственность, но это отделение не связано имманентно с самой энергетической парадигмой.

     Вот некоторые примеры, демонстрирующие тесную связь энергии и отношений. Я намеренно выбрал примеры не из области телесной психотерапии, чтобы открыть нашему разуму возможности, которые легко упустить из виду.

1.                В кинезиологии, психиатр JohnDiamond, пионер психосоматической медицины, четко описывает, как невербальные сообщения одних людей тут же влияют на других, ослабляя или усиливая их энергетические системы. Для доказательства этих эффектов Diamond рассматривает энергетические потоки внутри меридианных систем. Любое наше настроение или мысли оказывают тонкое влияние на энергетические паттерны тех, с кем мы в контакте.

2.                Юнгианский аналитик Nathan Schwartz-Salant работает с переводом восприятия тонких энергетических полей в образы, которые являются промежуточным звеном между энергией и сознанием, двумя аспектами объединяющего процесса. Он подчеркивает, что общение терапевта с клиентом и шеринг - это взаиморазвивающий процесс, в который сильно вовлечены актуальные энергетические состояния, будь они простые или тонкие.

3.                В системной терапии, которая использует членов группы для приведения в порядок семейных констелляций, хорошо известен феномен вовлечения участников в очень специфические энергетические процессы, зависящие иногда от местоположения людей в пространстве и угла расположения их тела относительно тела протагониста. Осознание этих явлений - одно из основных средств для реконструкции и рефрейминга семейной системы.

3.     Энергия в субъективном опыте

     Если целью естественных наук является объективное понимание того, что собой представляет энергия и как она действует, наш внутренний опыт представляет субъективный взгляд на эти вопросы. Основное здесь - как мы относимся к нашим энергетическим состояниям и флуктуациям и как мы способны управлять ими и регулировать их. Энергетический опыт включает в себя прежде всего перцепцию и полноту осознавания. И то, и другое развито у разных людей в очень различной степени. Основная задача телесных психотерапевтов - помочь своим клиентам в развитии этой полноты осознавания, что может быть сделано с помощью вопросов, ведущих осознание к чувственному опыту, а также предложением некоторых упражнений, способствующих мобилизации, выражению и контейнированию энергетических состояний и явлений. Движение, дыхание и эмоциональное выражение - вот основные средства, способствующие более глубокой полноте осознавания и связи с телом, чувствами и эмоциями. Как научиться управлять волнами энергии, не потонув и не иссякнув, способен ли человек поддерживать жизненный заряд, не переполняясь, с одной стороны, и не замораживаясь, с другой - вот решающие вопросы, связанные с интенсивностью субъективного опыта.

     Катартические техники хорошо помогают мобилизовать подавленную и замороженную энергию, но они также открывают двери к неконтролируемой силе, которую временами трудно контейнировать. Вот почему StenleyKeleman и David Boadella уже в начале 70-ых отказались от катартических принципов в пользу формативных, направленных на регуляцию энергии и эмоционального напряжения. Сегодня, с углублением осознавания природы шоковых состояний, процессов у пограничных клиентов, а также у клиентов со слабой внутренней организацией и неясными границами, формативные принципы приобретают особенно важное значение. В фокусе терапевта теперь находится не только подавление, энергетический застой и броня, но также то, что DanielGoleman назвал «эмоциональным  ограблением», потерей контроля, когда люди чувствуют себя выталкиваемыми за пределы порогов выносимости интенсивного опыта/переживаний.

     Из-за опасности эмоциональных срывов клиентов телесные терапевты становятся очень критичными по отношению к старым катартическим методам. Теперь маятник сильно раскачивается в другую сторону.  Вместо обучения различным стратегиям работы с телом и энергиями, многие терапевты становятся слишком воздержанными и избегают использования любых форм прикосновения и соматической процессуальной работы, которая может приблизить клиента к повторному проживанию травмы. Сегодня «настроение» терапевтов «качнулось» в другую сторону: на смену прежней наивной мысли, что повторное проживание ведет к исцелению и освобождению, пришла идея, что повторное переживание ведет к повторной травматизации. Часто упускается из внимания, что избегать соматической работы - это значит ограничивать шансы клиентов на трансформацию. Важно прорабатывать интенсивность травм шаг за шагом, и, не форсируя событий, помогать клиенту реорганизовывать неподходящие паттерны борьбы и бегства, паттерны парализации и застревания.

     Другой вопрос, на который раньше обращали мало внимания во многих  направлениях соматической терапии - это эмоциональное нападение (и эмоциональное ограбление), которое очень часто возникает в наших повседневных отношениях, когда конфликты выбивают нас из эмоционального равновесия. Нет необходимости относить все эти события к ранним нарушениям или шоковой травме, они - часть взрослой жизни каждого человека, не важно, имеет ли место патология. В нашей культуре не всегда достаточно знаний и мудрости, чтобы обучить нас, как управлять всеми этими ситуациями. Многие подходы, совмещающие терапию и консультирование, работают, например, со стратегиями включения чувственного опыта энергетических и эмоциональных переживаний в конструктивные коммуникации, с правилами, помогающими людям не выходить из себя в результате конфликтов и переживаний. Это еще один пример тесной связи работы с энергией и процессами отношений.

     Для успешной работы с взаимосвязью энергетических феноменов и процессов отношений необходимо особое мастерство терапевта. Нужно быть способным переводить речевые сообщения в невербальный язык и наоборот. Здесь встречаются две трудности, которые я регулярно наблюдаю, давая супервизию. Первая трудность связана с необходимостью создания соматически заземленного феноменологического языка, который дает возможность детально описать, что происходит в теле, а также с помощью клиенту в развитии четкости этого языка. Вместо этого, мы в основном используем язык метафорический и абстрактный. Другая трудность состоит в слишком быстром переходе от феноменологического языка в реальность интерпретаций и значений. Феномен переноса интерпретируется и обсуждается до того, как был прояснен с помощью его точного описания. Совершенный пример того, как эти трудности могут быть разрешены, дан канадским телесным психотерапевтом IanMacNaughton в его статье “TheNarrativeoftheBody-Mind”, опубликованной в журнале «Энергия и характер».

4. Интерсубъективные конструкции энергетических концепций

     Хорошо известно, что объективное знание естественных наук настолько культурально сконструировано, насколько оно базируется на интерсубъективно установленных кодах языка. Для описания природных феноменов и законов ученые создают некоторые конструкции. Сегодняшние дискуссии об энергетической парадигме в телесной психотерапии являются примером  того, как люди пытаются найти общее основание для понимания энергии и определить свое отношение к энергетической работе. В ходе дебатов часто возникают взаимные обвинения, приводящие к редукционизму. GeorgeDowning называет редукционистом Райха, а PeterGeissler критикует телесных терапевтов, использующих энергетическую парадигму без рассмотрения отношений и феноменов переноса. Но в этой критике царит неразбериха. Я вижу здесь тенденцию к отождествлению работы с отношениями  с символической реальностью ментальных представлений и языка, а соматической работы - с так называемым реальным телом. Хотя Geissler выделяет 4 уровня тела: реальное, символическое, воображаемое и переходное, в его концепции, на мой взгляд, недостаточно ясно отражен тот факт, что многие энергетические проявления в теле, хотя они и невербальны по природе, имеют действительно символическое и отношенческое значение. Как следствие, Geissler и многие другие аналитические телесные психотерапевты имеют тенденцию преувеличивать вербально-символическую и преуменьшать невербальную энергетическую реальность, недооценивая то, как много отношений действительно реализуются через тело и как само тело реагирует на отношения. Способ, которым мы дышим, двигаемся и устанавливаем контакты, глубоко определен отношениями. Способ, которым мы воплощены в конкретную форму, глубоко диалогичен. Да это просто и невозможно глубоко работать с телом, не поднимая вопросы отношений. Но можно договориться этого не замечать.

     Вспомним, что Райх рассматривал энергию как общий функциональный принцип тела и психики, и считал, что энергия выражается в постоянных флуктуациях в наших соматических и психических структурах. Даже если мы говорим о существовании неизменных энергетических типов личности, которые описывает HeikoLassek в своей книге по оргонной терапии, в каждый момент времени мы имеем дело с модуляциями энергетических состояний. Они являются результатом влияния многих факторов, главным образом факторов окружающей среды и питания. Но поскольку сейчас речь идет об отношениях, важно отметить, что наши энергии и наши социальные контакты оказывают взаимное влияние друг на друга. Важно не отрицать сей факт, а учиться понимать, как циклы зарядов, паттерны потока и упорядоченность внутри нас были сформированы нашими прошлыми отношениями и имеют ли они шанс развиваться и прогрессировать как внутри организующего поля творческих психотерапевтических отношений, так и вне терапии. В этом, в сущности, заключаются роль и значение работы с энергией в соматической терапии. В этом значение энергетической парадигмы для здоровья, благополучия и развития человека.

5. Энергия в практической телесно-психотерапевтической работе

     Говоря о практической работе, нам необходимо прояснить общий функциональный принцип: по Райху энергетическая работа не идентична соматической. Энергия тесно связана как с сомой, так и с сознанием. Энергия выражается в различных жизненных полях: как в физическом теле и движении, так и в чувствах и эмоциях. Существует также ментальная энергия. Как именно энергия выражается в этих жизненных полях, зависит от того, насколько морфологические структуры, из которых эти жизненные поля сформированы, позволяют энергии продвигаться и циркулировать. Позвольте мне коротко остановиться на динамике движения энергии и структурных путях этого движения.

     Наши физические тела (как и другие тела в спектре между простыми и тонкими) могут быть поняты как биологические тонкие структуры, поддерживаемые и витализированные энергией. Именно эти структуры определяют способность энергии двигаться через нас и наполнять нас силой. В то же время мы имеем физические структуры, которым для активации требуется энергия, они также сообщают нашим энергиям направление движения, необходимое для обеспечения определенных целей. Эти структуры тела влияют на количество, поток и связанность энергии, что бы ни происходило. Если эти структуры имеют форму брони, течение энергии будет  нарушаться. Это может выражаться либо в определенной форме подавления, либо в недостатке контейнирования и связанности. В первом случае энергия будет удерживаться, в последнем - выбрасываться. Поэтому особое внимание необходимо уделить прояснению структурных путей движения энергии. Только когда эта работа завершена, мы можем двигаться к повышению нашего энергетического уровня.

     Основываясь на вышеизложенном, мы можем сказать, что формативная работа фокусируется на структурах, их организации, возможностях реорганизации и развития, а энергетическая - на том, как использовать энергию для изменения и развития этих структур. Таким образом, можно взаимоподдерживающим образом комбинировать формативную и энергетическую работу. Однако, если мы увеличиваем количество энергии без использования формативных принципов оптимизации структур, мы можем получить негативный побочный эффект усиливающейся патологии. С другой стороны, если мы фокусируемся на формативных принципах без понимания энергетической основы, наша работа становится менее эффективной. Некоторая энергетическая работа может помочь преодолеть структурные проблемы, если она не чрезмерна и практикуема на постоянной основе.

     Если мы принимаем, что взаимная поддержка формативных и энергетических принципов способствует хорошей настройке и оптимизации взаимодействия между соматическими структурами и энергетической пульсацией, мы можем более пристально рассмотреть взаимодействие между энергией и сознанием. Известна метафора - образ лошади и наездника. Лошадь представляет энергию и силу, а возница - сознание, направление и цель. Если оба взаимодействуют хорошо, они поддерживают друг друга. Если усилия лошади или наездника недостаточны или нескоординированы, их достижения будут ограничены. Наездник и лошадь могут быть едины,  работая вместе, или их единство может распасться. Ясно, что в терапии нужно работать и с сознанием, и с энергией. Иногда необходимо помочь лошади, иногда наезднику. Если работать, не обращая внимания на лошадь, и компенсироваться, фокусируясь на наезднике, работа не будет успешной, так же, как и работа с лошадью без наездника. Это значит, что вместо того, чтобы разделять их, мы используем их различия, чтобы объединять. Гораздо более эффективно работать с одной из сторон, не теряя из виду другую.

Так как обе реальности различны, мы можем работать с каждой из них отдельно, зная, что работа с одной стороной будет влиять на другую. Но так как  сознание и энергия глубоко связаны, мы можем работать также с обеими реальностями одновременно, обучаясь тому, как облекать в конкретную форму и энергетизировать язык, а также тому, как находить язык для тела и энергетического феномена[4].

     Практически это означает, что нам не следует избегать применения энергетических упражнений и процессов в телесной психотерапии, но нам также следует обращать внимание на основательную работу с сознанием и отношениями. И нам нужно учиться, как переводить работу с одного уровня на другой.

     Я хочу резюмировать вышесказанное. На мой взгляд, вместо отказа от

энергетической парадигмы, нам необходимо постоянно развивать понимание энергетической динамики, что дает нам возможность стать более точными и аккуратными при применении энергетической работы. Вместо сверхфокусировки на катарсисе, нам необходимо большее понимание работы энергетических систем в теле, путей уравновешивания и простройки согласованности их работы. В то же время нам также необходимо преодолеть тенденции к разделению энергии и сознания, а также энергетической работы и работы с отношениями. Вместо рассмотрения этих реальностей, как взаимоисключающих, нам необходимо лучше понимать их взаимодействие и взаимоподдержку, чтобы искать функциональное сходство и простроить больше «мостов между берегами». В этом смысле телесная психотерапия с ее утверждением об интеграции ума и тела может действительно привести к более полным достижениям, чем подходы, которые углубляют «свою психологию», игнорируя соматическую и энергетическую глубину.

Перевод Г. Рыльцовой. На русском языке статья впервые опубликована в Бюллетене АТОП (№3, 2002).



[1] Райх использует термин «энергия оргона» или «оргон»
[2] Оба автора едины в критике энергетической парадигмы, однако, в их подходах к работе с телом существует много различий. В личном общении G.Downing подчеркивал, что он очень активно вовлекает тело в психотерапевтическую работу, особенно фокусируясь на возможностях реорганизации. Степень вовлечения тела в работу представителями Аналитической телесной психотерапии, такими как JacquesBerliner, PeterGeissler и др. очень различна…
[3] Я рад сообщить, что в дискуссии по поводу этой статьи на 1-м Конгрессе по Телесной психотерапии в Берлине (1998) между мной и P.Geissler начался диалог о роли энергии в телесной психотерапии. Короткий обмен мнениями с G.Downing подтвердил, что конкретные описания того, как понимается работа с энергией в телесной психотерапии, способствуют нахождению общих оснований для согласования различных точек зрения. Этот обмен идеями не подтверждает мнения о существовании войны парадигм. Как раз наоборот, этот диалог - шанс развивать плодотворное прояснение с обеих сторон.
[4] Необходимо понимать, что язык и сознание - не синонимы. Язык - высокоразвитая категория внутри целого спектра сознания. Как показано в моем кратком изложении дискуссии между Woodhouse и Dossеy, сознание и энергия, например, могут пониматься не дуалистически, а как две стороны общего феномена. Я благодарен GeorgeDowning, который отметил, что в этом месте моей статьи сознание может быть идентифицировано с языком и вербальной работой. Конечно, я не имел этого в виду. Говоря здесь об отношениях между языком, энергией и телом, я уделяю особое внимание возможности интегрировать вербальное сознание с бессознательными соматическими и энергетическими феноменами (как например, работе с намерениями, которые уже содержат в себе сознание, но еще не оформлены словами).
Андреас Веховски. Перевод Г. Рыльцовой.