Responsive image

ДРЕВО ЧЕЛОВЕКА: ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ БИОСИНТЕЗА

 Дэвид Боаделла

 

Для краткого изложения фундаментальных измерений биосинтеза автор использует метафору дерева (древа). В статье не говорится о техниках, методах и теоретических принципах. Описанные в ней измерения не только терапевтические, они до- и транс-терапевтические, т.е.  могут лежать в основании сотен прикладных направлений работы. Все семь описанных ниже измерений так или иначе проявляются в нашей повседневной жизни; они являются возможными модальностями терапевтического подхода; они связаны с семью  сегментами тела, описанными Райхом, и тонкими энергиями центров, называемых чакрами.

 

Введение

Символ древа жизни, стоящего в центре мира и простирающегося между небесами и землей, стар как сама мифология. Он может быть трансформирован в Древо человека, в тело человека, стоящего ногами на земле, и с небесами над головой. Эта метафора поможет понять взаимоотношение различных частей работы в биосинтезе.

 

Потоки жизни: корни воплощения в материальном мире

У дерева есть корни, которые как якорь держат его на земле, и обеспечивают ему необходимое питание.

У священного дерева в скандинавской мифологии  три корня, в христианстве  говорят о троице и т.д. В биосинтезе этим трем корням соответствуют три потока жизни.

Фундаментальной  концепцией биосинтеза, связанной с функциональной эмбриологией, является идея о трех зародышевых листках и трех трубках, из которых развивается вся наша телесная организация.

С ними связаны три потока: поток, связанный с насыщающим физическим и эмоциональным питанием; поток, связанный со свободными и грациозными движениями; поток, связанный с приятным контактом с кожей и органами чувств. Все эти три потока могут быть негативно перегружены, что является соматической основой неврозов: сжатие и стресс в органах и между системами органов приводит к тому, что интегрированные ранее потоки расщепляются и становятся дисфункциональными.

То, что происходит в нашей эмоциональной системе, поведении, позе и паттернах действия, как мы воспринимаем и осмысливаем мир – это корни нашего воплощения в мире и АВС биосинтеза[1].

 

Поля жизни: уровни экспрессии

От корней идет ствол — туловище дерева, его вертикальная система организации.

В человеческом теле мы тоже говорим о стволе и туловище. Основанием этого ствола является корневая чакра.

Туловище объединяется позвоночником — осью моторной системы, каналов моторных и сенсорных нервов вегетативной нервной системы.

В позвоночнике есть семь естественных изгибов. Там же находятся энергетические центры, связанные с большинством желез тела.

Позвоночник — это ось, интегрирующая все тело от таза до мозга, с ним связаны нервные центры, регулирующие пищеварение и сексуальную функцию, балансирующие работу сердца, горла, языка, глаз и зрения, ушей и слуха.

В биосинтезе говорят о жизненных полях, которые отражены в гексаграмме. Клиент предъявляет проблему в одном или нескольких полях. С этой проблемой мы можем работать по-разному: в поле движений (с т.н. моторными полями),  в поле эмоций, в поле дыхания, в поле убеждений и образов, с поле отношений, в поле языка. Для интеграции опыта мы переходим от одного поля к другому. Мы можем работать, переходя, например, от снов к дыханию, к эмоциональному прояснению и т.д.

 

Линии жизни: связи

Дерево стоит не в одиночестве, оно окружено другими деревьями и организмами. Распускаются цветы, привлекающие насекомых. Семена разносятся ветром на все четыре стороны. Дерево может быть удобрено и само удобрять почву, сбрасывая листья. Дерево — это часть экосистемы.

Человек тоже не живет в полном одиночестве. У него есть связи и отношения:

-         с родителями и другими предками;

-         с детьми и внуками (причем, не только с теми, кого мы породили физически, но и профессионально);

-         с современниками, сексуальными партнерами;

-         с большими и малыми сообществами;

-         с различными культурами.

В этих связях реализуются разные степени автономии и зависимости, сепарации и слияния.

Моя  коллега (Петрушка Кларксон - Petruschka Clarkson) описывает 5 аспектов терапевтических отношений, у каждого из которых есть два полярных искажения: рабочий альянс, реальные отношения, развивающие и обучающие отношения, духовно-трансперсональные отношения и отношения переноса - контрпереноса.

  

Жизненные пейзажи или жизненные истории: паттерны опыта

У каждого дерева есть кольца — слои его истории (у гигантской секвойи в Калифорнии количество колец достигает четырех тысяч).

Развитие человека идет от оплодотворенной яйцеклетки до его нынешнего тела, до его будущего, в которое он осознанно или слепо рулит. История человека  заключается и в его прошлом, и в том, что его ожидает в будущем, и в том, что его ожидает после смерти  (у всех людей есть какие-то образы, связанные со смертью и жизнью после нее).

Наша личная история, паттерны нашего опыта отражаются в том, что мы сами о себе рассказываем, в снах, фантазиях, вúдении прошлого и будущего. Наша память — это смесь фактов и фантазий, окрашенных восприятием нас другими людьми. Работая с воспоминаниями в терапии, мы пытаемся ухватить и осознать смыслы опыта человека, помочь ему переработать эти смыслы, чтобы он чувствовал себя активным участником своей жизни, а не жертвой обстоятельств и других людей.

 

Формы жизни: интегративные структуры

Форма дерева связана с тем, как оно структурировано, с пропорцией и балансом его ветвей.

В психотерапии говорят  о наличии структуры или ее дефиците. Если нет структуры, у человека будет наблюдаться недостаток связанности, согласованности и тенденция к дезинтеграции. Крайняя форма - отсутствие структуры, хаос,  психотические состояния. Интенсивные энергии движутся или застывают, но человек не может их структурировать, как и не может интегрировать боль. Пограничное состояние — это состояние без границ. Такой человек чувствует, что у него нет кожи. Он как дерево, с которого содрана кора, очень уязвим и подвержен эмоциональным заболеваниям.

Райх говорил о человеке нормальном, homo normalis, у которого так называемая нормальная структура. Но это не значит, что мы в психотерапии стараемся сделать из любого человека «нормального». Необходимо учитывать его индивидуальность и индивидуальность его структуры.

Лоуэн, описывая расщепленного человека,  использовал метафору  пня, расщепленного пополам по оси. Именно индивидуация исцеляет расщепление, заполняет пустоты, помогает человеку стать более целостным.

В Каббале символом целостного человека является древо человека, с интегрированными правой и левой, верхней и нижними частями.

В биосинтезе мы работаем с полярностями, экстремальными фиксациями на одном из полюсов и пульсациями между ними.

Высшие уровни структуры  - это тончайшие структуры энергетических систем, а  не созданные эго концепции или обобщенные представления обо всем человечестве. Путем тонкой настройки, которая реструктурирует энергетическое поле человека, является медитация[2].

Т.о. жизненные формы связаны с личным и духовным ростом человека, а не с его принадлежностью определенному биологическому возрасту. Важно помогать человеку прогрессировать, двигаться вперед, становиться более чувствительным к новым направлениям и возможностям, а не довольствоваться предыдущими уровнями адаптации.

 

Жизненные основы: системы поддержки

Корни дерева уходят глубоко в почву, простираясь далеко вниз или вширь, как ветки над землей. Дерево укоренено в земле и высасывает из нее влагу (иногда до 1000 литров в день).

В биосинтезе мы говорим о разных формах заземления:

  1. физическом заземлении, стабильности контакта с землей, ощущении себя укорененным;
  2. сексуальном заземлении  в теле другого человека;
  3. связи человека с определенным местом, семьей, сообществом, с домом;
  4. концептуальном заземлении, связанным с системой верований , убеждений и языком.  Убеждения, в свою очередь, заземлены в смыслах.

Эти различные виды заземления, вспоминаемые или воображаемые, являются частью ресурсов человека, источниками его силы и поддержки в кризисах, родниками исцеления, питающими человека в стрессе.

При неврозах мы помним о травме и забываем о ресурсах.

Одним из наиболее важных аспектов при работе с травмой является реанимация ресурсов, систем поддержки.

Примеры:

- женщина, лишенная отца в возрасте года, вспомнила земной, поддерживающий комфорт его рук в более раннем детстве;

- женщина в управляемой медитации спустилась в жерло вулкана в центре своего сердца и нашла на самом дне бутылку с запиской «здесь мед и молоко»[3];

- у мужчины был сон, в котором его умерший отец просит у него прощения за то, что наказывал его в детстве;

- женщина, подвергшаяся нападению, вспомнила собаку, которая помогла ей убежать в безопасное место[4].

Хочу привести трогательный пример не из сессии, а из газеты времен Второй мировой войны. Десятилетняя узница Аушвица, вела дневник, который был найден после ее смерти.  Она писала: «Каждый день я смотрю через колючую проволоку и вижу дерево. Это дерево помогает мне вспомнить о красоте и силе жизни».

 

Жизненные лучи (излучения): качества вдохновения и воплощения

Верхушка дерева называется кроной, она состоит из листьев, купающихся в свете и потребляющих свет. Фотосинтез обеспечивает дерево необходимой энергией для биосинтеза (обеспечения жизненных процессов).

Верхушка человека — также крона. В биосинтезе мы говорим о контакте с духом (дыханием) и со светом (который является символом наших духовных качеств).

Современная психотерапия имеет тенденцию к недоверию и страху перед духовными явлениями и духовной работой, считая это чем-то эзотерическим и культовым. Но я считаю, что все формы психотерапии, в т.ч. психодинамическая, бихевиоральная и телесная, были инспирированы духовными источниками.

В биосинтезе духовный аспект занимает центральное место (в противовес духовной бездомности, которая характерна для любых форм экзистенциального отчаяния).

Райх писал, что внутри всякого невроза, внутри всякого болезненного состояния, есть простое, ясное и благое состояние. Он называл это ядром. В христианстве это называется душой, в биосинтезе — сущностью. В буддизме это измерение символизируется открытым и чистым небом. Облака могут закрывать его, но оно всегда есть. Иногда мы его видим, иногда забываем о его существовании, но оно незримо «работает» на нас.

Когда мы в контакте с этим ресурсом, мы называем это состояние «просветлением». Из этого, не закрытого облаками состояния, происходят наши базовые качества: способность любить, способность к инсайтам, к мужеству перед лицом демонов, к доверию и вере в силу жизни.

Духовное измерение — транссоматическое, но оно реализовано в теле, трансперсональное, но  оно воплощено в каждой личности. Оно — неразрушимо, но оно может быть забыто, отягощено или затуманено чем-то.

 Мы можем позабыть наши духовные качества. Но они не забывают о нас.

Дерево всегда получает что-то важное для себя от солнечных лучей, даже если солнца не видно.

У некоторых шизофреников есть образ черного солнца. И тогда терапия шизофрении включает в себя трансформацию этого образа в образ, связанный с ощущением человеческого тепла, способного «разморозить» духовные качества человека и вывести его из состояния спячки.

Женщина, больная шизофренией, заметила на столе у психотерапевта яблоко. Терапевт увидел в ее глазах страстное желание и предложил ей яблоко. Она отказалась, но стремление в ее глазах осталось. На следующей сессии она откусила яблоко и почувствовала себя при этом более реальной, заземлив себя в «плоти мира». Это стало поворотным моментом в ее терапии.

 

 

David Boadella, The Tree of Man and Fundamental Dimensions of Biosynthesis, Energy & Character Vol 29, nº1, June 1998.

Перевод В. Березкиной-Орловой

 

 



[1] АВС - три начальные буквы латинского алфавита, они же - начальные буквы названия трех потоков жизни: affect, behaviour, cognition – прим. переводчика
[2] В биосинтезе перед медитацией обязательно уделяется внимание заземлению – прим. переводчика
[3] К работе с образами в управляемой медитации нужна специальная подготовка клиента – прим. переводчика
[4] Ресурсы можно найти во всех жизненных полях (во всех сегментах гексаграммы: в телесных ощущениях, эмоциональных переживаниях, отношениях, образах, творчестве, медитации, молитве) – прим. переводчика
Дэвид Боаделла. Перевод В. Березкиной-Орловой