Responsive image

БОДИНАМИКА

Истоки Бодинамического подхода

Как все начиналось у них.

Раннее детство Лизбет. Война. Экстрасенсорный опыт. Занятия спортом.

Лизбет Марчер родилась 1940 году и ее раннее детство проходило на оккупированной немцами территории. Ее родители участвовали в движении Сопротивления, и в их доме устраивались подпольные встречи. Лизбет вспоминает: «Я не должна была знать об этих встречах, поэтому родители скрывали их от меня. Но я все равно знала, что что-то происходит, и ужасно боялась. Тот уровень ужаса, который я пережила в то время, глубоко отпечатался в моей душе» (с. 30). Будучи совсем маленьким ребенком, она научилась по микродвижениям и «буквально по запаху» распознавать эмоции и считывать страх, особенно невысказанный и подавленный.

К этому же времени относится переживание Лизбет первого опыта покидания тела. В своих полетах она сопровождала и оберегала членов своей семьи и их друзей, видела, что происходило в городе.

Позже в своем интервью Питеру Бернхарду она скажет: «Мое понимание работы с шоковой травмой частично пришло из личного опыта переживания тех уровней страха, которые я испытала и которые другие виды терапии не могли исцелить» (с. 30).

Когда Лизбет было два с половиной года, она стала посещать занятия по акробатике, сначала просто за компанию с сестрой и забавы ради, потом польза этих занятий стала очевидной. Она научилась держать себя в руках, фокусироваться, двигаться, используя ресурсы тела. Особенно серьезно она относилась к упражнениям на центрирование, которые стали частью ее бытия для преодоления стресса и ужаса войны. Из забавного времяпровождения занятия превратились в осознанную практику. Уже позже, получая свое первое образование в школе релаксации, Лизбет осознала, что телесная мобилизация и центрирование были ее ресурсами выживания.


Животные, как учителя и котерапевты.

С раннего детства Лизбет приручала и лечила животных, изучала их поведение и взаимодействие. Ей было чрезвычайно интересно учиться считывать их намерения, распознавать микродвижения и контактные сигналы. Что они делают, чтобы подружиться, как отстаивают свою территорию и говорят «нет», как ведут себя в стрессе, как стайные животные обучаются друг у друга.

Позже пришли книги И. Павлова и К. Лоренца. Лоренц до сих пор один из любимых авторов Лизбет. А ее собака охраняет безопасность места, где Лизбет работает с травмированными детьми. Познакомившись в подростковые годы с работами чрезвычайно популярного тогда Фрейда, Лизбет недоумевала, почему все так восторгаются абсолютно надуманной теорией, ведь ни в поведении людей, ни в поведении животных она не находила никаких тому подтверждений.

Родители.

Наиболее сильное влияние на суждения Лизбет оказал ее отец. В интенсивных дискуссиях о происходящих событиях он объяснял дочери, почему люди действуют так, а не иначе, какое влияние на их поступки и образ жизни оказывает их классовая принадлежность и стили жизни, приучал видеть положительные аспекты норм и жизненных укладов (отец Лизбет был приверженцем идей социализма). Он печатал журналы о новых взглядах на преподавание, которыми зачитывалась Лизбет, задавая все новые и новые вопросы.

Он учил Лизбет доверять телу, использовать для ориентировки внутренние ощущения, быть открытой собственным эмоциям и отстаивать собственное мнение и духовные ценности.


Первое образование. Школа релаксации.

Свое первое образование Лизбет получила в Школе релаксации в «Afspændingspædagogisk Institut», позже названной Skolen for Kropsdynamik (или Школе Развития Тела, или, по-другому, Школе Телесной Динамики – Bodydynamics). Тренинг релаксации был очень популярной в 60-ые г. системой телесного осознавания и специальных форм массажа. В школе готовили тренеров по психомоторному развитию. Лизбет вспоминает: «Тренинг был достаточно длительным: три года обучения анатомии, кинезиологии, массажу и системе физического воспитания. Целью наших учителей было научить людей использовать свои тела наилучшим образом. Система массажа была достаточно глубокой, нас долго учили работать, наши клиенты сильно менялись. Однако система была направлена на работу с гипертонированной мускулатурой, и, по крайней мере у некоторых людей, наблюдалось ухудшение состояния, так как рушились их защитные системы» (с. 36). Лизбет еще раз на собственном опыте убедилась, что бывают случаи, когда именно напряжение сохраняет человека целостным и помогает ему справиться с шоковой травмой и ранней травмой развития. В этих случаях нельзя разрушать защитные системы без анализа и сопутствующей (или предшествующей) психотерапевтической работы.

Лизбет стала искать, чем дополнить и обогатить метод, а по сути создавать свою собственную теорию. В основу психотерапевтической составляющей легли знания по гештальт-терапии и транзактному анализу. Продолжалось изучение мышц, их психологического содержания, природы их реагирования, этапов и условий развития ребенка. Однако Лизбет подчеркивает: «…без моего тренинга в релаксационном методе, который был чрезвычайно детализован в изучении анатомии и анализе движений, я бы никогда не смогла детализировать собственную теорию» (с. 37).

 

Люди и идеи, оказавшие влияние на становление теории.


- Конрад Лоренц и его исследования поведения животных, их невербального языка, способов передачи опыта, критических периодов. Лоренц один из первых обосновал точку зрения о внутриутробной связи матери и детеныша.
- Л.С. Выготский и его идеи о закономерностях развития ребенка, о зоне ближайшего развития.
- М. Лисина и ее идеи о влиянии взаимодействия с ребенком на его физическое, эмоциональное и интеллектуальное развитие.
- Русские актеры и артисты балета, получившие образование в школе К.С. Станиславского и много знавшие о связи между движениями и эмоциями. Эмигрировав в 30-ые г. прошлого века в Европу, многие из них стали сотрудничать с психологами и физиотерапевтами, взаимно обогащая опыт друг друга и дав начало собственным подходам работы с телом и психикой, свободным от влияния популярных в то время взглядов Райха и Лоуэна.
- Норвежский физиотерапевт Лиллимор Джонсен (Lillimor Johnsеn) и ее концепция гипореактивного мышечного ответа на травму. При работе с такими мышцами вместо разрушения защитной структуры и защит эго, необходимо «пробуждать» импульс, выстраивать новую структуру и новые эго-способности. Кроме того, Лизбет отмечает, что: «Другим важным для меня элементом концепции Лиллимор было то, что она мыслила в терминах развития. Она размышляла о том, какая область тела активизируется в определенном возрасте, хотя и не говорила о специфических мышцах.
Эти идеи о ресурсах и развитии очень стимулировали меня. Именно Джонсен принадлежит идея о картировании гипо- и гиперреактивных областей тела, а также областей со здоровым мышечным ответом» (с. 36).
- Норвежский психоаналитик, невролог и психиатр Братей (Braatoy), подтолкнувший Лизбет к изучению психологического содержания, заключенного в мышцах и отраженного в телесных процессах. Лизбет признавалась, что влияние его работ на нее было гораздо более сильным, чем идей Райха.
- Концепции развития Малер, Пиаже и Эрика Эриксона.
- Разработки физиотерапевтов, в том числе американца Джина Айерса (Jean Ayers) и датчанки Бритты Холл (Britte Holle), которые ввели развивающие движения в работу с детьми с различными расстройствами. Из работ Холл Лизбет взяла на вооружение идею, ставшую центральным принципом терапии в бодинамическом анализе – «прежде, чем работать с областью проблем, необходимо исследовать и восстановить движения с предыдущего возрастного уровня и только потом двигаться к возрасту, в котором возникла проблема» (с. 38), что обеспечит клиента «ресурсами для создания новых моторных способностей, которые обеспечивают создание новых психологических возможностей» (там же). Не будучи психологами и не называя свою работу психотерапевтической, они уделяли большое внимание простраиванию контакта с детьми.
- Идеи английского психиатра и теолога Фрэнка Лэйка (Frank Lake) о возможности двух противоположных реакций на раннюю травму (травму рождения), ведущих к созданию двух типов характеров. «Идея существования двоякого ответа на стресс и влияние этого ответа на формирование характера запустило и организовало процесс моего размышления о характерах и привело к созданию сегодняшней модели типов характеров» (с. 39), а объединение этой модели с моделью двоякого гипо/гипер отклика мышц как их реакции на стресс сделало картину более полной и точной.
- Коллеги и ученики Лизбет, которые помогли в сборе и анализе огромного количества отчетов о психотерапевтических сессиях со взрослыми клиентами, изучении психологии детского развития, сопоставлении проблематики взрослых и определенных этапов и тем развития детей, уточнению связи между эмоциями, темами развития и запечатленным в мышцах содержанием. Все это помогло в создании Карты тела и дальнейшем оформлении и структурировании теории.

Как любит повторять Лизбет Марчер, ее система разрабатывалась группой людей, получивших изначальное образование в различных профессиях (журналистике, спорте, менеджменте, педагогике, психологии). Все они в свое время прошли психомоторный тренинг и, будучи объединены общей идеей, внесли свой вклад в развитие бодинамического анализа, основная философия которого заключается в следующем:
«Развитие человека происходит в контакте, во взаимной связи с другими людьми и миром. При этом чрезвычайно важно сохранение контакта с собой, своим собственным выбором пути, чувствами, импульсами, предпочтениями и желаниями, тем, что в бодинамике называется достоинством. Будучи вынужденным отказаться либо от достоинства, либо от взаимной связи, ребенок развивает характер, как систему защит. Бодинамика учит людей делать осознанный выбор, устанавливать и поддерживать баланс между глубоким контактом с другими людьми и уважением собственной индивидуальности».

Использованная литература:
П. Бернхард. Искусство следования структуре. Интервью с Лизбет Марчер об источниках системы Бодинамики – Телесная психотерапия. Бодинамика, М. 2010.
В. Березкина-Орлова

 

Как всё начиналось у нас.

Девяностые годы. Семинар по работе с травмой в телесной психотерапии. Среди прочего тренер мельком сообщает, что пережитые травмы отражаются в теле человека и зачастую это отчетливо видно, даже если сам человек не помнит травматических ситуаций и не осознает их влияния на свою жизнь.

Мы тут же забрасываем тренера вопросами:

  •  где конкретно и как именно это видно;
  •  насколько обосновано такое видение;
  •  как отличить телесные проявления пережитой психической травмы от конституционных особенностей тела и т.д.


К моменту участия в упомянутом семинаре мы уже считаем себя профессионалами и объяснения типа «страх живет в коленях и отражается в глазах» нас не устраивают. Нам подавай эмпирически подтвержденные исследования, а лучше научно обоснованные данные, что, как и почему.

И еще:
Допустим, мы что-то увидели? Что с этим видением делать?
Есть ли система научного «телесного считывания»?
Это что-то из биоэнергетики?
Чем отличаются телесные знаки травмы от проявлений «мышечного панциря» по Райху?

Вот мы какие грамотные! Слышали, знаем... Мы и дальше бы блистали эрудицией, но тренер остужает наш пыл: «На данный момент это подробнее всего описано в бодинамике».
Бодинамика??? 

Продемонстрировав свою полную неосведомленность, мы, тем не менее, заветное слово запомнили.

Счастливый случай свел нас с замечательным человеком и психотерапевтом из Дании Марьяной Бентзен, посвятившей много лет работе в бодинамическом подходе. Мы пригласили Марьяну в Москву и к ее приезду расстарались: и из Интернета что-то перевели, и из журнала по биосинтезу «Энергия и характер». Провести семинары исключительно по бодинамике она не смогла, т.к. уже несколько лет не работала в данной системе, а на Западе у них с копирайтами на интеллектуальную собственность строго. Однако кое-что о подходе нам поведала, чем заинтересовала еще больше.

В 2004 году стартовала первая в России программа по бодинамике, за что мы бесконечно благодарны Лизбет Марчер и Эрику Ярлнесу.

Первыми организаторами московской программы стали Виктория Березкина-Орлова, Андрей Корнеев и Наталия Сахарова. Благодаря Игорю и Елене Калашникам бодинамика пришла на восточную Украину, Елене Логуновой – в Казахстан, а Ирине Леоновой и Льву Черняеву – в Белоруссию.

Необходимо отметить вклад Галины Ченцовой, которая стала первым и основным «русским голосом» учителей. Мы также благодарны Марии Ораевской и Ирине Воробьевой – другим переводчикам семинаров, а также Ксении Герчиковой, Нине Дьяконовой, Марии Ораевской, Галине Рыльцовой, Алле Сливковой и Алексею Чумакову – принявшим участие в переводах статей для первого сборника статей по бодинамике на русском языке, и Залине Лютовой и Елене Ивановой-Кружковой – осуществивших редакторскую работу над сборником.

От себя лично хочу отметить, что бодинамика — жизнеутверждающий взгляд на жизнь и развитие человека, подход, прежде всего опирающийся на пробуждение и использование ресурсов каждого из нас, а не на разрушение защитных механизмов и патологических паттернов характеров. Не случайно одним из девизов основателей является фраза: «Никогда не поздно...!»

 

В. Березкина-Орлова